10/02/2013

Михаэль Фолле в Москве

 

Читать оригинал статьи

Концерт немецкого певца Михаэля Фолле с оркестром имени Чайковского под руководством В.И.Федосеева в КЗЧ можно смело назвать событием в культурной жизни столицы. Дирижёр Федосеев часто приглашает прекрасных зарубежных певцов, которые обладают отличными голосами, и широко поют в оперных столицах. За это ему особая благодарность. М.Фолле — один из ведущих оперных певцов Германии. Он учился у известных педагогов и у него много международных наград. Он многие годы пел в Цюрихской опере и в театрах Бонна, Мангейма и Кёльна ведущие баритональные партии, в том числе и Евгения Онегина.

Программа концерта была составлена весьма интересно и разнообразно: в первом отделении исполнялись вокальные сочинения Шуберта и Малера, а во втором – арии из опер Моцарта. А начался концерт с очень редко звучащего оркестрового сочинения Антона Веберна (1883—1945) «В летнем ветре». Оно написано композитором «новой венской школы» ещё в 1904 году, задолго до того, как он стал учиться у Шёнберга, и был под влиянием музыки Малера и Р.Штрауса. Этот пятнадцатиминутный опус назван им «Идиллией» по поэме Б.Вилле. Сочинение было найдено только после смерти Веберна в его бумагах в 60-ые годы. Нежная и прозрачная музыка напоминает поэмы Р.Штрауса и оркестровые песни Малера.

Сразу после «Идиллии» Фолле спел две песни Шуберта: «Путевой столб» из цикла «Зимний путь» (слова Мюллера) в инструментовке Веберна и балладу «Лесной царь» (слова Гёте) в инструментовке Макса Регера. Вот так подготовил нас Федосеев к восприятию этой музыки. Эти песни Шуберта в оркестровом сопровождении – тоже редки на наших концертах. Фолле пел очень хорошо, звук был лёгкий и прямо летел в зал. В «Лесном царе» певец усилил драматизм и для каждого персонажа баллады нашел свои краски, фактически это был театр одного певца. И хотя оркестровка Веберна была очень деликатной и нежной, а Регера точно соответствующей словам Гёте, всё же я бы предпочел в данном случае слушать красивый голос Фолле под рояль. Все шубертовские нюансы были бы более изысканы.

В паузе Федосеев с оркестром исполнил очень точно «Грёзы» из шумановских «Детских сцен». Затем последовал цикл песен Малера на стихи Ф.Рюккерта (1902). Этот цикл популярен среди исполнителей и слушателей. Существует много замечательных записей этого произведения. Голос Фолле подходит для исполнения песен Малера. Но, к сожалению, певец исполнял этот цикл очень сдержанно, в его голосе было много пиано и меццо-воче, но подлинных искренних эмоций маловато. Создавалось впечатление, что он берёг свой голос. Оркестр играл почти весь цикл довольно тихо, как бы давая певцу карт-бланш. Всё звучало камерно, словно продолжая песни Шуберта. Финал четвёртой песни «О, люди, с вашей болью, Но не дано мне воли Вам дать покой В тиши ночной» прозвучал красиво и таинственно. Здесь начался какой-то «перелом» в исполнении и чувствовалось, что дирижёр и певец согласовали свой подход к этим песням Малера. И в последней песне «Я потерян для мира» появились эмоции и подлинное вдохновение. Мне кажется, это неординарное исполнение ещё предстоит осмыслить.

Второе отделение было отдано оперным шедеврам Моцарта. Здесь царили Его величество Баритон, а также страсть, вдохновение, большие эмоции и необыкновенная красота тона! Была исполнена ария Папагено (из 1-го действия «Волшебной флейты») – изумительно сочно, с юмором и с большой отдачей. Также Фолле спел каватину и арию Фигаро, а также арию графа Альмавивы из Свадьбы Фигаро». Это было сделано необыкновенно ярко, обаятельно, гармонично. Голос певца звучал абсолютно свободно, никаких вокальных проблем во всём диапазоне его голоса. Фолле умеет очень легко и просто создать сценический образ своего персонажа, не прибегая ни к каким специальным ухищрениям, а только, используя свои вокальные возможности. Таких певцов мы давно не слышали. Интересно отметить, что тембр голоса при исполнении партии Альмавивы и Фигаро менялся – разный посыл звука в зал, интонации голоса и даже артикуляция. А артикуляция у Фолле блестящая, абсолютно совершенная. Слушая певца, испытываешь большое удовольствие и радость от его незабываемого мастерства.

В конце концерта он спел арию Гульельмо из 1-ого действия «Так поступают все». Все было изумительно по вокалу – бесподобное легато и красивый звук. И тон этой арии был не назидательный, как это обычно бывает, а несколько насмешливый и слегка саркастический. Какая замечательная деталь! У певца и дирижёра было полное единение. Оркестр звучал точно, гармонично, и дирижёр старался помочь певцу, оттенял и подчёркивал его возможности. Это бывает всегда, когда Федосеев приглашает такого ранга вокалистов. На бис Фолле спел серенаду Дон Жуана из моцартовской оперы под аккомпанемент мандолины. Это было восхитительно, высшая степень мастерства и роскошное мецца воче!

Ян Коваленский