27/05/2013

Маэстро месяца: признанный великий мастер Владимир Федосеев представил в Японии с симфоническим оркестром NHK произведения Шостаковича, Чайковского и Бородина в искренней русской интерпретации…

 

Автор: Масуда Рёсукэ

То, что Владимир Федосеев выступил в Японии с симфоническим оркестром NHK впервые, кажется удивительным. Ранее этим оркестром уже управляли Кондрашин, Светланов, Гергиев, и они всегда радовали нас замечательными концертами. Владимир Федосеев — художественный руководитель и главный дирижер Государственного академического Большого симфонического оркестра имени П.И. Чайковского (в прошлом Большой симфонический оркестр Всесоюзного радио и Центрального телевидения) — неоднократно посещал Японию; можно сказать, что наши слушатели знакомы с ним очень близко, и многие с предвкушением ждали эту удивительную встречу. Для большинства из них выступления Федосеева ассоциируются с теплой музыкой: кажется, что звук, произведенный им, пускает корни. Единожды услышав такой звук (словно бы обернутой во что-то струны), его уже невозможно забыть. Федосеев руководит не только оркестром Чайковского, но также оркестрами Западной Европы и Японии, при этом все они без исключения приобретают характерную федосеевскую окраску. В этот раз очень искусно были исполнены Серенада для струнного оркестра Чайковского и другие произведения. И мы с нетерпением ждем, какие же новые звучания породит сотрудничество Федосеева с симфоническим оркестром NHK.    Вскоре после распада Советского Союза большинство музыкантов бывшего СССР и Восточной Европы эмигрировали на Запад, но БСО Всесоюзного радио и Центрального телевидения продолжил существовать, поменяв название на БСО им. П.И. Чайковского. Этот коллектив и сейчас, вместе с маэстро Федосеевым, имеет огромную популярность и поддерживает высокий профессиональный уровень. Федосеев стал главным дирижером этого оркестра в 1974 году; таким образом, их сотрудничество продолжается почти 40 лет. Наверное, я не ошибусь, если скажу, что он снискал уважение всех оркестрантов. Когда говоришь о Федосееве, то на ум сразу приходит слово «русский». От других исполнителей его отличают полнозвучный ансамбль с густым тембром и искренность исполнения. И по глубине выражения духа русского народа в музыкальных произведениях ему нет равных.    Если вспомнить, при каких обстоятельствах он вырос, станет понятно, что это далеко не случайно. В юности Федосеев находился в блокадном Ленинграде. Во время суровой осады, которая длилась 2 года и 4 месяца, от голода и холода умерло около 670 тысяч человек (по официальным данным Советского Союза). Федосееву и его семье, проживавшим тогда в Ленинграде, с трудом удалось выбраться и бежать. При этом они взяли с собой баян, на котором любил играть его отец. Позже Федосеев поступил в Музыкально-педагогический институт им. Гнесиных, где первоначально учился именно по классу баяна. Став дирижером, он еще более десяти лет продолжал руководить оркестром народных инструментов. Как раз в этот период, в 1971 году, он по рекомендации Мравинского начал дирижировать симфоническим оркестром Ленинградской филармонии, в результате чего его статус повысился. Наконец, в 1974 году он вступил в должность художественного руководителя и главного дирижера Большого симфонического оркестра Всесоюзного радио и Центрального телевидения. Правда, ему пришлось выслушать много оскорблений от людей, считавших работу с оркестром народных инструментов низким и недостойным делом. Однако Федосеев не принимал их близко к сердцу, считая, что именно этот опыт позволил ему стать настоящим музыкантом. Действительно, если вспомнить о том, какую важную роль в русской музыке сыграла народная традиция — несложно представить, почему Федосеев более убедительно исполняет музыку Бородина или Римского-Корсакова по сравнению с дирижерами, у которых такого опыта нет.    Итак, из всего вышесказанного понятно, что Федосеев — поистине великий маэстро, придерживающийся в своем искусстве русского стиля, что подкреплено богатым опытом в русской музыке. Но его обаяние заключается не только в этом. Федосеев может смело бросить вызов и новому. Даже в классических исполнениях Бетховена или Чайковского, он иногда идет против того, что написано в нотах, меняя темп, и эти неожиданности поражают слух. При этом, хотя внешне ощущается новизна, оригинальность, Федосеев осуществляет исполнение, веря в то, что оно самое правильное. Несомненно, это метод истинного мастера искусства, что можно считать проявлением настоящего русского начала.