03/09/2015

“European News Agency” | О выступлении БСО им. П.И.Чайковского под управлением Владимира Федосеева на торжественном концерте к 25-летию фонда «Орфеум» в Цюрихе (30 августа 2015)

 

Автор: Леонард Вюст
——————————
В практически полностью заполненном Большом зале цюрихского «Тонхалле» основатель и президент «Орфеума» доктор Ганс Генрих Конинкс поприветствовал зрителей и вспомнил некоторые важные даты из истории фонда.

В начале первого отделения было исполнено написанное по инициативе председателя попечительского совета фонда Владимира Федосеева произведение Валерия Кикты («Концертштюк»), которое посвящено Гансу Генриху Конинксу и его супруге Кристиен Гербер Конинкс. «Концертштюк» звучал знакомо — он напомнил мне мелодию Марка-Антуана Шарпантье, использованную в «гимне» Евровидения. Но автор развил тему в самостоятельную, наполненную композицию: если ее будут чаще исполнять, можно будет говорить о том, что это сочинение классика. Ведь даже произведениям композиторов, которые считаются сегодня великими, потребовалось время для распространения и популяризации.

Впечатляющая композиция Валерия Кикты закончилась очень эффектно, и Большой симфонический оркестр имени П.И.Чайковского был удостоен бурных аплодисментов. За этим последовала, как выяснилось позднее, кульминация вечера — исполнение Орельеном Паскалем ми-бемоль-мажорного Концерта для виолончели с оркестром Дмитрия Шостаковича. С помощью своего инструмента молодой парижанин выявил подлинные ощущения композитора — с ослепительной техникой и большим энтузиазмом. Думается, что даже очень искушенный слушатель оценил, как опытно сыграл молодой музыкант написанное для русского виолончелиста М.Л.Ростроповича произведение. Аплодисменты в честь солиста и конгениально поддерживавшего его оркестра были соответствующими.

Во втором отделении концерта, наконец, прозвучал основной мотив Третьего фортепианного концерта Рахманинова, который каждый раз повергает меня в бесконечный круг повторений — особенно мучительно это ночью, когда ты не можешь отвлечься от музыки и заснуть. Возможно, этому способствует и «Блеск» — отмеченный Оскаром биографический фильм о Давиде Хельфготте.

Было особенно интересно, когда на 44-й минуте пианист Вадим Холоденко своевольно замедлил темп, но сделал он это, конечно, не потому, что не мог исполнить крайне ответственный пассаж — мне кажется, это было вызвано желанием привнести в исполнение более личное отношение. При вступлениях оркестра, однако, солиста всякий раз «подталкивал» дирижер, маэстро Владимир Федосеев, и позднее оба пришли к удобоваримому темпу, который не утомлял слушателя.

Почти каждую секунду можно было испытать величайшее наслаждение, и аудитория соответствующим образом аплодировала солисту, который после этого сыграл еще две небольшие пьесы на бис. После концерта я с радостью готовился к пешей прогулке в направлении главного вокзала…

Оригинальная версия статьи на немецком языке